+7 (499) 110-86-37Москва и область +7 (812) 426-14-07 Доб. 366Санкт-Петербург и область

Насилие в тюрьме над заключенными

Власти США пытаются бороться с изнасилованиями и сексуальными домогательствами в тюрьмах новыми методами. Несмотря на это, Татвайлер - одна из женских тюрем в Алабаме - по-прежнему сохраняет свою печальную репутацию. За колючей проволокой видны ряды однообразных одноэтажных зданий. Это женская тюрьма строгого режима. Трагическим историям изнасилований и сексуальных домогательств здесь нет числа.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:
ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Новичков в колонии насиловали черенком

«Унижения носили системный характер»

Почему сексуальное насилие так распространено в исправительных учреждениях и тюрьмах; как живут опущенные и почему ими становятся; почему криминальные нормы начинают восприниматься как данность — об этом мы поговорили с психологом, долгое время проработавшим в уголовно-исправительной системе, одним из основателей психологической службы ФСИН, профессором Михаилом Дебольским.

В году окончил Херсонский государственный педагогический институт и начал работать в уголовно-исполнительной системе УИС МВД СССР — первоначально учителем в школе при исправительной колонии, позже прошел переподготовку и был назначен на должность начальника отряда осужденных.

И начал преподавательскую деятельность на этой же кафедре. После создания в уголовно-исполнительной системе психологической службы Михаилу Дебольскому как практику и ученому было предложено возглавить это структурное подразделение. С мая го по декабрь года работал начальником отдела психологической службы ГУИН Минюста России и заместителем начальника Управления социальной, психологической и воспитательной работы с осужденными. Сергей Соколов: Недавно появилось официальное сообщение, которое цитировали информагентства, о возбуждении в Бурятии уголовного дела в отношении троих сотрудников полиции, которые задержали якобы воришку 17 лет и над ним надругались — мальчик оказался в больнице с понятными повреждениями.

Вот это что — попытка показать свою крутость, вседозволенность, отсутствие каких-либо моральных ограничений, норма при выбивании признания, сексуальная перверсия? Хоть и незаконно, но можно дать ему две оплеухи, есть и другие способы физического воздействия — об этом много пишут… Но почему попадаются те, кто оперативные мероприятия проводят ниже пояса — пугают изнасилованием, используют бутылки и швабры, реально насилуют — то есть, говоря блатным языком, опускают?

Да и в уголовно-исполнительной системе такие случаи были. Это все вот откуда пошло, откуда вылезло? Михаил Дебольский: Что касается сексуального насилия со стороны сотрудников УИС, то я знаю только один такой случай, который произошел примерно 10 лет назад в одном из регионов. Но даже при единичных случаях, действительно, возникает вопрос: откуда истоки насилия, и не только сексуального?

В этой среде — это санкция по отношению к тем, кто допустили грубое нарушение правил криминальной субкультуры, неофициальных тюремных норм и традиций. Одной угрозой применить подобное можно сломать человека — и он сделает, скажет все, что нужно.

А уж если это произошло, человек становится изгоем, презираемым. Но даже эти редкие события не только причиняют боль пострадавшим, но и наносят колоссальный вред правоохранительной системе.

Изучение личности бывших сотрудников правоохранительных органов, допустивших незаконные насильственные действия обычные — побои, издевательства в процессе служебной деятельности, показывает: чаще это присуще молодым, неопытным, профессионально не подготовленным сотрудникам, но с большими амбициями и низким уровнем эмоциональной устойчивости.

Психологическое сопротивление правонарушителей, неповиновение, оскорбление сотрудников толкает последних на то, чтобы добиться своего любыми средствами. Вторая категория сотрудников, допустивших правонарушения, — это давно работающие люди, эмоционально выгоревшие, уставшие, с деформированными представлениями о чувстве долга, ответственности, которые видят в правонарушителе только неисправимого преступника, а в работе с такими, по их мнению, все средства хороши.

Они очень устойчивы, несмотря на принимаемые меры. Для человека, особенно из криминального мира, стать опущенным — высшая мера наказания, хуже смертной казни. И еще, правонарушения совершают в тех подразделениях, где действует круговая порука, где руководитель требует только результата и закрывает глаза на то, какими средствами достигают подчиненные необходимых результатов.

Здесь какие-то изначальные психопатологические черты проявляются, или они вырабатываются за время службы? Они привыкают к криминальным нормам осужденных и в определенной мере считаются с ними. За беспредел опускают и относительно авторитетных осужденных, и они тоже на дне оказываются. Сексуальному насилию могут подвергаться лица, совершившие преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности.

Объясняется это тем, что у каждого осужденного есть мама, у кого-то дети…. И вот пришел тот, который святое попрал — детей насиловал, пожилых женщин насиловал. Поэтому такие осужденные часто оказываются среди изгоев. К пренебрегаемым относят и тех, кто воровал у других осужденных, не расплатился по карточным долгам, кого уличили в предательстве, неопрятных и не соблюдающих гигиену.

Издеваются, зная, что человек впервые попал в заключение и ничего в этом специфическом мире не понимает. Такой пример: в следственном изоляторе нельзя ходить в туалет, когда остальные кушают. Как только тот, кто не понравился камере, туда идет, кто-то конфетку взял, потом другую.

Человек ждет, не хочет нарушить эти нормы, но физиология берет свое — и все. Или провести, когда человек спит, пенисом по губам или по телу….

Такого осужденного начнут относить к категории опущенных. Да, и количество осужденных с низким статусом меняется. В начале х годов я начал работать в исправительной колонии и помню, что лиц с низким статусом было всего 4—6 человек на тысячу осужденных. В начале х я был в служебной командировке в одном из регионов Дальнего Востока. В исправительном учреждении обнаружил целый отряд около человек осужденных с низким статусом. И там произошла такая история. В одной из жилых секций осужденные с низким статусом отмечали день рождения своего лидера опущен за беспредел : пили чай, лакомились печеньем, конфетами, пели песни под гитару.

По неофициальным тюремным нормам обиженный не имеет права поднять голос, голову! Он не имеет права смотреть в глаза! Осужденные решили ворваться в секцию и проучить опущенных, но те забаррикадировались. Тогда начали в окна бросать камни. Сотрудники были подняты по тревоге, пожарная машина зашла в зону, чтобы разогнать брандспойтом толпу нападавших.

Но машину перевернули, бензин пустили на факелы и начали забрасывать в окна. В итоге — 12 погибших. Кстати, в основном это были лица, совершившие преступления сексуальной направленности. Согласно тем понятиям, которые бытовали. Но теперь преступление против детей или пожилых далеко не всегда ведет заключенного к переводу в низшую касту. Во-вторых, с осужденными ведется целенаправленная воспитательная и психопрофилактическая работа.

И в-третьих, стало возможным откупиться. И появился рынок, на котором можно купить себе место в иерархии, авторитет. Тебя никто не тронет — платишь деньги, и тебе присваивают определенный статус, тебя защищают, как курицу с ее золотыми яйцами. Это — серьезные изменения, в криминальном мире шла борьба между старыми и новыми лидерами.

Для старых авторитетов никогда деньги не были на первом месте. Но жизнь изменилась. Страшнее побоев, пыток током, даже смерти?

Человек понимает, что может погибнуть, но лучше себя защитить от этого, потому что стать опущенным — запредельная степень унижения. Он не может с этим жить. Это может толкнуть и на самоубийство, и на убийство тех, кто посягает на его честь и достоинство. Убийство ради того, чтобы убедить — я не виновен, меня зря обвиняют, я кровью готов заплатить, пойти на самое тяжкое преступление во имя того, чтобы доказать — я чистый, я не запятнан.

Я приведу пример — далекий год, я в Академии МВД работаю преподавателем. Стажировку проходил в колонии Хабаровского края и стал свидетелем следующей ситуации. Вновь прибывшего осужденного начинают обвинять криминальные лидеры в том, что он себя запятнал, и угрожать сексуальным насилием.

Он работает на производстве, на складе, заключенные заходят к нему в помещение по одному — решили насиловать. И он четырех человек убивает, чтобы не стать жертвой. Чаще эти процессы проходят скрытно от администрации, а притесняемый осужденный жалуется редко.

Есть люди, опущенные согласно криминальным нормам или просто потому, что над ними решили поиздеваться — ну не понравились авторитету или осужденным в целом. Мы правы или не точны в своих предположениях? У сотрудников УИС достаточно средств, чтобы оказать воздействие на осужденного в рамках закона.

Естественно, сотрудники не святые, на официальном сайте ФСИН России можно посмотреть число работников, которых ежегодно увольняют по негативным основаниям, но отмеченных вами ситуаций лично я не встречал. Допустим, человек, который подвергся сексуальному насилию согласно криминальным нормам — здесь все понятно, мы это обсудили…. Но в целом, какие бы мотивы ни стояли за сексуальным насилием, оно основывается и просто на физиологии?

Или же нет? Никто не отменял психофизиологические закономерности, в том числе стремление к удовлетворению половой потребности.

И это характерно не только для осужденных, но и для других замкнутых однополых коллективов. Но это — не основное условие, а способствующее. Главное — это ценности, убеждения человека, и подавляющее большинство людей не пойдет на насилие при самых обостренных сексуальных потребностях. Но его переводят в нижестоящую касту при помощи всяких хитростей, о которых мы уже говорили. Это зачем делается? Сейчас так называемые самодеятельные организации осужденных, члены которых и составляли актив, отменили законодательно, мотивируя тем, что данная категория осужденных часто превышает полномочия.

Актива де-юре нет, да и де-факто практически тоже. Но осужденные знают, что в случае конфликтов с другими осужденными и притеснения, наиболее действенную помощь им способны оказать сотрудники именно этой службы. И криминальные авторитеты на них не давили.

Сегодня открыто могут общаться с руководством те, кто идет на личный прием, например, осужденный пишет кассационную жалобу — он идет по конкретному вопросу, и все об этом знают. А просто так, по своей инициативе, осужденные обращаются редко, опасаясь, что их могут обвинить в нарушении криминальных норм.

Когда я работал в исправительной колонии в е годы, то собирал актив совет коллектива : мы обсуждали кандидатуры тех осужденных, кто написал заявление на условно-досрочное освобождение; я выслушивал мнение актива о предоставлении осужденным длительного свидания сутки или трое , так как в то время был дефицит комнат; обсуждались вопросы о поощрении, о ремонте жилых секций.

И сегодня порой к начальнику отряда или психологу приходит осужденный и говорит: мой сосед по спальному месту в тяжелом состоянии — письмо получил, сам не свой ходит. Психолог, соответственно, принимает меры. Актив решал много мелких бытовых вопросов, которыми теперь приходится заниматься офицерам. Кстати, в Минимальных стандартных правилах обращения с заключенными ныне — Правила Манделы , принятых ООН, отмечается о необходимости способствовать развитию самоуправления осужденных.

Ранее в исправительной колонии были и актив, и авторитеты, заключенные, поддерживающие криминальные нормы. Но все понимали — актив живет по своим законам и не трогает авторитетов, а криминал — по своим.

Они друг друга уравновешивали. Уходя домой спать, я был уверен, что ночью избивать не будут, насиловать не будут, потому что найдется, кому вступиться. А сегодня такого механизма нет.

«Это высшая мера наказания — страшнее смертной казни»

Начались судебные тяжбы. Намаз стал читать после смерти отца. Ездил туда, чтобы что-то купить. Однако риск высылки сохранялся. Как рассказывает Жонкулов, завхоз этого отряда Константин Лежнин тоже стал бить его. Жонкулов пробовал вмешиваться, из-за чего Какалов обещал его изнасиловать.

о сексуальном насилии в тюрьмах и входе криминальной нормы в жизнь. 17 лет и над ним надругались — мальчик оказался в больнице с что для заключенного сексуальное насилие — самое страшное, что.

Ужасы тюрьмы по-ирански, где насилие над сокамерником стало нормой

Смотреть комментарии. В иранских тюрьмах не соблюдаются элементарные права человека, заключенные подвергаются пыткам и изощренным унижениям. Изнасилования тех, кто не может постоять за себя или заплатить, стали повсеместным явлением. Загрузить больше комментариев. Доступность ссылок Вернуться к основному содержанию Вернутся к главной навигации Вернутся к поиску. Подпишитесь на нас в соцсетях. Предыдущий Следующий. Ужасы тюрьмы по-ирански, где насилие над сокамерником стало нормой. Смотреть комментарии Print. Установить точное число задержанных невозможно, так как не все факты арестов были обнародованы членами их семей или судебными органами.

Заключенный рассказал об изнасиловании в колонии. На него завели уголовное дело

За издевательства над заключенными в тюрьме Соликамска будут судить других заключенных. А что руководство? При этом до возбуждения против них уголовных дел пока не дошло. Уголовным делам и увольнению руководства колонии предшествовали почти два месяца скандалов: впервые заключенные пожаловались на издевательства еще 22 сентября.

Пытки заключённых в тюрьме Абу-Грейб , совершавшиеся американскими солдатами, включали в себя изнасилования, избиения и другие издевательства. Сообщения о пытках были встречены возмущением в Ираке.

Пытки заключённых в тюрьме Абу-Грейб

Почему сексуальное насилие так распространено в исправительных учреждениях и тюрьмах; как живут опущенные и почему ими становятся; почему криминальные нормы начинают восприниматься как данность — об этом мы поговорили с психологом, долгое время проработавшим в уголовно-исправительной системе, одним из основателей психологической службы ФСИН, профессором Михаилом Дебольским. В году окончил Херсонский государственный педагогический институт и начал работать в уголовно-исполнительной системе УИС МВД СССР — первоначально учителем в школе при исправительной колонии, позже прошел переподготовку и был назначен на должность начальника отряда осужденных. И начал преподавательскую деятельность на этой же кафедре. После создания в уголовно-исполнительной системе психологической службы Михаилу Дебольскому как практику и ученому было предложено возглавить это структурное подразделение. С мая го по декабрь года работал начальником отдела психологической службы ГУИН Минюста России и заместителем начальника Управления социальной, психологической и воспитательной работы с осужденными. Сергей Соколов: Недавно появилось официальное сообщение, которое цитировали информагентства, о возбуждении в Бурятии уголовного дела в отношении троих сотрудников полиции, которые задержали якобы воришку 17 лет и над ним надругались — мальчик оказался в больнице с понятными повреждениями.

Изнасилования в тюрьмах США: адекватен ли ответ властей?

.

Пытки заключённых в тюрьме Абу-Грейб, совершавшиеся американскими солдатами, включали в себя изнасилования, избиения и другие издевательства. В апреле года американский канал «CBS» показал сюжет о пытках над заключёнными тюрьмы, что вызвало громкий международный Уокера Буша · Сексуальное насилие во время вооружённых конфликтов.

.

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Шокирующее видео пыток в российских тюрьмах появилось в СМИ
Комментарии 2
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. Елена

    С наступающим новым годом Тарас.

  2. Ефросинья

    Уважаемый Тарас,если вы не отключаете комментарии к вашим видео, почему не отвечаете на вопросы? Я понимаю что вам это ни к чему,но зачем тогда?