ДЕТСКАЯ ОНКОЛОГИЯ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ

Слова ОНКОЛОГИЯ и РАК у большинства населения вызывают если не ужас, то чувство обреченности и безнадежности, а словосочетание ДЕТСКАЯ ОНКОЛОГИЯ с трудом укладывается в нормальное сознание. Первый вопрос людей несведущих: "Неужели у детей ЭТО тоже бывает?" Бывает, но, к счастью, редко. Ежегодно в мире заболевает приблизительно 1 из 600-700 детей до 15 лет. В Санкт-Петербурге ежегодно регистрируется 120 - 150 детей и 40-50 подростков до 18 лет с впервые выявленной злокачественной опухолью.. Конечно, в сравнении с частотой других заболеваний детского возраста, злокачественные опухоли у детей встречаются действительно редко, однако по своей значимости в структуре детской инвалидизации и смертности эти заболевания занимают одно из первых мест. В развитых странах мира смертность детей старше года от злокачественных опухолей занимает второе место после травм и несчастных случаев, а среди детей старше 5 лет - первое место. 

Представления о фатальности детских онкологических заболеваний связаны с длительной историей почти безнадежной борьбы врачей с этими болезнями-убийцами. Еще в 50-е годы нашего столетия диагноз любой злокачественной опухоли означал смертный приговор. И когда в середине 60-х годов американский ученый Дональд Пинкель начал говорить о возможности успешно лечить некоторых детей с лейкемией при помощи химиотерапии и облучения головного мозга его сочли сумасшедшим. В конце 70-х произошел прорыв в возможности лечения детских опухолей. Открытие новых лекарственных средств из класса цитостатиков (убивающих раковые клетки) и понимание того, что большинство детских злокачественных опухолей очень чувствительны к лекарственным воздействиям, привели к тому, что стало возможным излечивать почти половину всех заболевших. 
В последние два десятилетия благодаря интенсификации лечения - введение в практику детских онкологов высоких доз химиопрепаратов и метода пересадки стволовых клеток костного мозга и периферической крови в развитых странах мира удается излечивать до 70% больных детей. Иными словами, из 100 заболевших 70 выздоравливают. 

В бывшем СССР еще 10 лет назад ситуация с лечением детских злокачественных опухолей была удручающей: из 100 заболевших удавалось спасать лишь 30. Особенно трагичной была ситуация с детскими лейкозами - выживаемость составляла лишь 10%, тогда как в это время в Европе излечивали 70% таких детей. Грянула Перестройка, распахнулись двери на Запад, стали возможными открытые контакты с коллегами из ведущих европейских и американских клиник. И вот тогда по инициативе профессоров А.Г.Румянцева в Москве и Б.В.Афанасьева в Ленинграде завязались тесные творческие отношения с ведущими детскими онкологами Германии. Наши коллеги быстро оценили всю трагичность ситуации в детской онкологии в нашей стране и предложили совершенно бескорыстную помощь нашим детям в виде обучения педиатров России, Белоруссии, Украины, Латвии и других республик современным программам диагностики и лечения злокачественных опухолей у детей. По предложению немецких коллег десятки детских онкологов из бывшего Советского Союза прошли стажировки (оплаченные немецкой стороной) в клиниках Германии и Австрии. Начало 90-х годов в нашей стране было отмечено отсутствием не только специальных медикаментов, но и порой, даже элементарных растворов, таких, например, как банальный раствор глюкозы. 
Поэтому, что было говорить о дорогостоящих и очень специальных препаратах для лечения злокачественных опухолей! И в этом вопросе немецкие друзья стали активно помогать. В течение ряда лет снабжение детских онкологических отделений Санкт-Петербурга на 70-80% обеспечивалось немецкими адресными поставками. Благодаря этим двум обстоятельствам - обучению и снабжению медикаментами, в детской онкологии бывшего СССР произошел качественный скачок - за 7-8 лет детские онкологи России, Белоруссии и Украины прошли 20-летний путь наших западных коллег. И сейчас отношения с европейскими коллегами перешли из разряда ученичества в партнерство. Мы говорим на одном языке, лечим наших пациентов по одним программам, обмениваемся информацией. Особую роль в оказании разнообразной помощи от консультаций больных до продолжающейся помощи медикаментами оказывали и оказывают профессора К.Винклер, Г.Янка-Шауб, А.Цандер (Гамбург), профессор Г.Шеллонг (Мюнстер) и доктор М.Фридрихс (Москва-Бонн). Нельзя не отметить какую существенную помощь оказывают больным и персоналу друзья из Германии, присылавшие посылки с гуманитарной помощью (одеждой, продуктами питания, игрушками). Сейчас мы можем с гордостью сказать, что результаты лечения наших детей в Санкт-Петербурге вполне сопоставимы с европейскими: выживаемость детей с острым лимфобластным лейкозом выросла с 10 до 70%, детей с лимфомами - с 30 до 80%, больных с опухолями костей - с 14 до 60% и так далее. Благодаря нашей работе в сознании населения постепенно происходит изменение отношения к детям, больным онкологическими заболеваниями. Это больше не безнадежная ситуация, а в большинстве случаев вполне излечимый процесс, при условии его адекватного финансирования. Нужно особо подчеркнуть, что излеченные от опухолей дети становятся полноценными членами общества. Конечно, часть этих детей и уже взрослых имеет некоторые проблемы со здоровьем, но своевременная коррекция поздних осложнений противоопухолевого лечения сводит к возможному минимуму эти проблемы. 
Перечисленные успешные результаты нашей работы последних лет достигаются большим самоотверженным трудом врачей, медицинских сестер и родителей наших больных, без чьей помощи нам не удалось бы сделать так много для их детей. 

До настоящего времени нашим детям был недоступен один метод лечения, крайне необходимый в ряде случаев - трансплантация костного мозга от неродственного донора. В России и Санкт-Петербурге, в частности, в настоящее время возможно проведение аутологичной и аллогенной трансплантации от близких родственников, чаще всего, от родных братьев и сестер. К сожалению, семьи петербуржцев, как правило, редко имеют больше одного ребенка, что делает невозможным подбор родственного донора в случае беды. Регистр доноров костного мозга крайне малочисленен, банк пуповинной крови отсутствует вообще. Иными словами, дети с лейкозами, трудно поддающимися стандартному лечению, практически обречены, если у родителей нет возможности вывести ребенка заграницу, где, ему, возможно, подберут донора и проведут операцию, стоимость которой составляет от 100 до 300 тысяч долларов США. К счастью, таких детей очень мало, но они есть! До сих пор проблему неродственных трансплантаций костного мозга детям Санкт-Петербурга помогал решать гражданин Англии Родний Седдон. Он организовал благотворительную организацию "Нить жизни" и ежедневно проделывает огромную работу по организации лечения наших детей в различных странах (Англия, Италия). В основном, он расходует личные средства на оплату лечения наших детей в Англии. С его помощью были спасены несколько наших детей. С открытием Российско-немецкого отделения трансплантации костного мозга в Медицинском Университете, который будет иметь возможность поиска донора в международных регистрах костного мозга, эта проблема будет решена. 

К сожалению, наши отделения не имеют такого же числа аппаратуры, облегчающей труд персонала, которой оснащены аналогичные отделения заграницей, в штатном расписании наших отделений нет ставок психологов, социальных работников, число врачей и медицинских сестер втрое меньше, чем в европейских клиниках. Эти проблемы предстоит решить в ближайшем будущем при помощи всех заинтересованных людей. 

Подавляющему большинству наших пациентов доступно бесплатное лечение. Мы понимаем, с какими моральными страданиями сталкиваются семьи, в которых дети больны онкологическими заболеваниями. Мы знаем, что близкие наших детей вынуждены подчинить всю свою жизнь одной цели. Мамы и папы вынуждены менять или даже бросать работу. Поэтому мы считаем своим долгом сделать все от нас зависящее для того, чтобы уменьшить или вовсе исключить какие-либо дополнительные расходы связанные с лечением детей, а пребывание детей и их близких в больнице более комфортным. К сожалению, серьезной благотворительной поддержки в России до сих пор не удавалось добиться. Мы считаем проблемы детской онкологии исключительно важными, а наши общие усилия и результаты значимыми для того, чтобы обратить внимание общественности, медицинских чиновников, спонсоров, пожертвователей на судьбы детей и, главное, на возможности исцеления. 

Белогурова М.Б. 
К.м.н., заведующая отделением детской онкологии, 
гематологии и генетических болезней больницы № 31 
"Клинический Центр Передовых медицинских технологий", 
член Международного общества детских онкологов.
 

Источник:
http://www.medinfo.ru/sovety/onk/01.phtml